Договор перевозки

05.09.2017


Важнейшим критерием оценки архитектуры стало понятие «удобство» (по- английски — комфорт): человеку должно быть просторно, удобно, тепло, светло. Отсутствие элементарного комфорта ставят в вину эпохе классицизма. «...Русскому житью-бытью,— писал И. И. Свиязев,— стало плохо от завезенной без осмотрительности итальянской архитектуры, которая на каждом шагу боролась с небом, климатом, почвой и образом жизни; она колоннами и арками своими лишила нас и последнего света, едва проникающего через толстые наши стены и обледеневшие стекла... Нам холодно, сыро, мрачно, тесно, душно, беспокойно, бесприютно...— зато у нас снаружи и внутри, везде и во всем, классическая, правильная, изящная, словом, итальянская архитектура!»


Итак, зодчий вправе использовать исторический опыт зодчества, язык его форм: это открытие стало одним из «рациональных» оснований историзма архитектуры рассматриваемого времени. Величие и слава Рима, ясность и простота Греции, возвышенность и вдохновенность готики, «роскошь» Востока и «тяжесть» Египта — такова палитра образов, долженствующих возбуждать воображение зрителя, напоминать ему об ушедшем народе и вызывать «благодарность за его существование, бывшее ступенью нашего собственного возвышения» (Гоголь). Наибольший интерес, естественно, вызывает отечественное архитектурное наследие. Договор перевозки можно посмотреть здесь.


Другое основание историзма — тяга к разнообразию впечатлений, которое признано врожденной эстетической потребностью человека. Множественность исторических стилей удовлетворяла одновременно и потребность в индивидуализации архитектурного образа своего дома. В 1870 г. петербургская городская управа, решив застроить территорию упраздненной Адмиралтейской верфи (между павильонами Адмиралтейства), объявила о продаже участков. Архитектор Н. Л. Бенуа, ведающий строительным отделом управы, настаивал на единообразии фасадов «ради общей гармонии». Но горожане не покупали землю, «стесняясь обязательным фасадом, препятствующим им устроить здание согласно собственному их вкусу и потребностям». В конце концов набережную застроили разными (но одинаковой высоты) домами.